22:31 

AU-фест KaiLu + [welcome to my thoughts]

blow it like flute
нежные душевные движения грустного и смешного последнего дракона
Вид работы: авторский фик
Название: welcome to my thoughts
Автор: Light Dragonix
Пейринги/персонажи: Чонин/Лухань, мимо пробегала вся группа
Жанр: AU, романтика, хёрт-комфорт
Рейтинг: PG-13 за мат осехуна
Размер: 2250 слов
Предупреждения: несвязный бред негативное видение Луханя побочными персонажами
Примечания: 1. различное написание имени Луханя важно для сюжета
2. немезисы - какие-то уроды на боевых роботах
Посвящение: царь-тварь

Весть о новом напарнике Чонина производит фурор - уже две недели нет никаких новостей, кроме "у Джессики сдох хорек" и "Ифань снова встречается с Чанёлем".
Ну, и новый напарник Чонина - личность сама по себе незаурядная, крайне заметная, категорически приметная, как сказал бы Чунмён.
"Лу Хань? Лу Хань? Вон тот смазливый хуй с незастегнутой ширинкой?" Сехун гнусно ржет, а Чонину очень хочется послать его, желательно, в подвал, отбывать наказание.
"Лу Хань? Тот Лу Хань, с которым Тиффани сбежала от Шивона, но потом все равно вернулась?" Чондэ знает слишком много обо всех в отделе, и Чонин очень хочет, чтобы кулак Цзытао на тренировке случайно выбил пару зубов в неприлично довольной улыбке Чондэ.
"Лухань? Ловелас и Сердцеед? Тунеядец и повеса? Лу Хань?"
Реакция сослуживцев не отличается оригинальностью, и Чонин кровожадно просит вселенную, чтобы им всем отрезали языки - треплются больше, чем работают.
"Я тебе не завидую", - Исин честен, как всегда, и как всегда, его честность настигает Чонина совсем не вовремя.
- Исин, ну хоть в тире я могу побыть один?
- О, прости, я просто зашел выразить соболезнования твоей психике.
- Исин, исчезни.
- Умолкаю.
Чонин стреляет по мишени с приколотой фотографией Сехуна - кажется, его мерзкий смех еще звучит в ушах. Гиена проклятая.
На самом деле Чонин совсем не кровожадный, да даже не жестокий, у него и дар-то почти миротворческий - ну кто с телепортацией рвется в бой, только сумасшедший. Чонин на самом деле достаточно добрый и терпеливый, просто иногда он сам себе напоминает воздушный шарик, в котором внезапно оказывается слишком много воздуха - и он лопается.

- Эй, Чонин, он уже успел залезть тебе в штаны? - Бэкхён тактичен, как бегемот, а еще улыбается широко-широко, и у Чонина кулаки чешутся дать ему в челюсть. но Бэкхён вовремя смывается - отличное умение, засранец, - и Чонин только шумно выдыхает через нос. Шарик терпения уже почти лопнул, стенки совсем тоненькие, непрочные, держатся на одном лишь честном слове - но Чонин пока в состоянии молчать.

- Вот зачем тебе это? - спрашивает Чонин Луханя, когда тот заходит в их теперь уже общую комнату и валится на кровать. Лухань бормочет в подушку, что устал, что он хочет спать и "сходи хёну за едой". Чонин сомневается, что кто-то еще кроме него и бывшего напарника Луханя видел его таким - разбитым, уставшим и не колким на язык. Чонин не думает, что хоть кому-то Лухань бы показал такого себя - не играющего в мачо и полубога.
- Так зачем? - Чонин, в общем-то, догадывается, зачем - зачем Лухань изображает кого-то вместо того, чтобы оставаться собой.
- Ты и сам знаешь, зачем спрашивать? - Лухань поворачивает голову в сторону Чонина. - Ты все прекрасно знаешь, и я не буду подтверждать твои догадки.
Еще один засранец, думает Чонин и не удивляется, когда ему в голову прилетает подушка с соседней кровати.

"Лухань не такой", хочется сказать Чонину, когда Чондэ подмигивает ему и интересуется "ну как Хань? зверь?" Кёнсу уводит Чондэ в комнату с просьбой не приставать к ребенку - Чонин ему благодарен. И правда очень хочет сказать всему отделу, что Лухань не спит со всем что движется и не движется, как убеждает всех Сехун. Луханю некогда трахаться, Лухань занят тренировками и подтверждением квалификации, Лухань думает совсем о другом, а не только о сексе.
"Только открой рот - и ты труп" звучит угрожающе в голове.
"Эй, ну хоть во время обеда не лезь ко мне в голову".
"Я всегда в ней".
Телепатия - худшее, что могло случиться с Чонином в этой жизни. Чонин не любит, когда ему лезут в душу - а некоторые упорно не понимают намеков и продолжают басить "что случилось, малыш". А Лухань беспрепятственно лезет ему в голову, роется в его мыслях и даже не скрывает этого. Поэтому тренировки с Луханем становятся адом, потому что не срабатывает эффект неожиданности, которым Чонин - он же лейтенант Кай - прославился в третьей вылазке против немезисов.
И снова о телепатии - Чонин просто уверен, что Лухань намеренно вкладывает мысли в голову Чондэ, все эти грязные слухи, которые Чондэ на пару с Бэкхёном распускает после. Ну знаете, это как прийти в чужой дом, поставить на полку какую-нибудь хренюшку и с видом "так все и было" уйти. Чондэ, скорее всего, даже не подозревает, что рассказывает только то, что выгодно Луханю. Луханю выгодны слухи о его скоротечном романе с Хичолем, грозой отдела - все об этом знают, ну, может, кроме Хичоля. Луханю не выгодны слухи о его интрижке с Ифанем (а вот она была на самом деле) - никто о ней не знает. Лухань корректирует сознание всего отдела без ведома отдела - "меньше знают, лучше спят".

- Привет миротворцам, - машет рукой Чунмён и позволяет Минсоку утащить себя в морозильную камеру - Чунмён учится снижать температуру тела, а Минсок следит, чтобы тот не сдох случайно. Немезисы реагируют на тепло, вот Чунмён и учится быть невидимым для них, а Минсок седеет каждую тренировку, потому что порой Чунмён просто не контролирует себя.
Лухань не обращает внимания на выпад и поднимает себя в воздух и усаживается по-турецки - он парит где-то на уровне головы Чонина и тихо говорит:
- Не обращай внимания на этого дебила.
Чонин и не обращает, он знает, что его дар мало похож на боевые способности, например, Сехуна, Минсока или Чондэ. Чонин шипит "лентяй" и тянет Луханя вниз за штаны.
- О, смотрите! Телепорт и телекинетик! Не хотите телевизор взять в группу? - Ифань бровит, а Чанёль неловко смеется над тупой шуткой своего парня, ну, чтобы не обидеть.
Лухань не отказывает себе в удовольствии запустить в обоих парочку стульев - Ифань с Чанёлем отбиваются от мебели, пока не сжигают ее дотла.

/- Эй, мелкий, свали отсюда, это моё место, - у Лу Ханя грозный вид и насупленные брови. Он закидывает форменный пиджак на плечо и топает: - Свали, кому говорят.
В первую встречу Лу Хань нелюдимый и злой, а еще постоянно матерится на китайском и говорит странные вещи. Чонин не совсем его понимает - кажется, Хань говорит сам с собой, сам с собой ругается.
- Ты не можешь так! Не смей, понял? Если ты, то и я, понимаешь? Не делай вид, что не понимаешь, ты все отлично понимаешь. Только не закрывай глаза. Да блять, я прошу тебя!
Чонин не встревает - в конце концов, это не его дело, но Хань слишком эмоционально говорит и размахивает руками.
- Чимин, только не уходи, Чимин, прошу тебя, черт подери, держись, не смей!
Чимин. Чонин знает, что слышал это имя - кажется, вчера привезли в тяжелом состоянии и сразу положили на операционный стол.
- Прости, ты Хань? Напарник Пак Чимина? - Чонин не удерживается от вопроса и вздрагивает, когда Лу Хань поворачивается к нему - его глаза полны ярости и злых слез.
- Мелкий, ты очень не вовремя. Тебя еще не сдуло отсюда? - Хань движением ладони отбрасывает Чонина к двери, и тот чувствует себя марионеткой, когда дверь за ним захлопывается и щелкает замок.
- Телекинетики такие злые, - бурчит Чонин, потирая спину и ушибленное плечо./

/- Ты можешь звать меня Лухань, - говорит Хань спустя неделю - это их вторая встреча, и теперь глаза Луханя полны скорби и грусти. - Береги своего напарника. Как его там, Сандо?
- Да, Сандо, - кивает Чонин. - Чимин?..
- Не будем о нем. Как тебя зовут, мелкий?
- Чонин. Ким Чонин.
- А, лейтенант Кай, - Лухань улыбается, но как-то тускло. - Я слышал о тебе. Минимум командной работ, Максимум убийства. Ты сумасшедший, если лезешь в пекло со своей телепортацией.
- Я очень быстро прыгаю в пространстве, - Чонин старается улыбнуться, но и у него выходит плохо - призрак Чимина витает между ними, хотя Чонин никогда и не был с ним знаком. Чонин просто чувствует боль Луханя, как свою, чувствует его/свою грусть и страдает вместе с ним.
- будь осторожнее, Ким Кай./

Осень пахнет непролитыми дождями и грядущей бурей - Чонин, кажется, чувствует кожей напряжение, повисшее в воздухе. Вслух никто не говорит, но все ждут нападения - обеды проходят в молчании, почти гробовом, что невозможно, если Чондэ и Бэкхён садятся вместе. Но оба сосредоточенно жуют резиновое мясо и изредка переглядываются. Чанёль постоянно держится за Ифаня и беспокойно озирается каждые минут пять, а Ифань иногда сжимает его ладонь и хмурится. Кёнсу с Исином шепчутся, беспрестанно шепчутся, а Минсок без конца читает Чунмёну лекции.
У Луханя же разрывается голова от их мыслей, он не может выдержать их поток - он зажимает уши руками и пытается хоть как-то оградиться от чужих переживаний, но постоянно отвлекается на Чонина.
У Луханя перед глазами Чимин, и меньше всего Лухань хочет, чтобы Чонин составил ему компанию.
Чонин осторожно накрывает руки Луханя своими и шепчет - "все будет хорошо".
Мысленно он добавляет "я же с тобой".
Лухань этого не показывает, но безмолвная поддержка Чонина для него значит очень много.
Всегда значила, с самой первой встречи.

Чонин постоянно рядом, чуть касается руки Луханя пальцами, когда они идут вместе - сейчас все ходят только с напарниками, чтобы потом не искать по всему зданию. Чонин иногда прыгает в пространстве вместе с Луханем - "так быстрее" говорит он, и его рука на талии Луханя сжимается на долю секунду.
В голове Чонина слишком много Луханя - все мысли только о нем, Луханя это нехило сбивает с толку.
Но Лухань больше не слышит мыслей остальных.

- Немезисы могут влезть тебе в сознание, - говорит Лухань в тренировочном зале. В его отдельном зале, в котором он учился когда-то ставить ментальные блоки, учился манипулировать разумом - а сейчас Лухань использует его в качестве комнаты медитации. Лухань приводит Чонина в эту комнату, чтобы натренировать того ограждать свое сознание от атак извне.
Лухань хочет перестать читать мысли Чонина.
Чонин не делает особых успехов, но Лухань его не щадит - у Чонина разрывается голова, кажется, лопнет пополам от ментальных ударов Луханя.
Лухань без труда поднимает обессиленного Чонина в воздух и ведет перед собой. Чонин, как маленький, вертится в воздухе, раздает проходящим мимо пинки и успокаивается после слов Луханя "если есть силы, то может продолжим?"
Чонин притворяется мертвым.

(Лухань комплексует, думает Чонин, из-за внешности комплексует. Со своим милым и детским лицом он пытается доказать, что он настоящий мужик, с большой буквы М и через брутальную и твердую букву Ы. Вот только за ним закрепилась слава гуляющего проститута, как выразился Чунмён, и Чонину очень хотелось ударить его куда-нибудь под ребра.
Чонин очень хочет сказать Луханю, что тот ему нравится не за лицо и не за репутацию.
Чонину нравится Лухань за всё - и вообще ни за что одновременно).

- Без тебя мне скучно, - говорит Чонин за ужином спустя месяц. Напряженный сентябрь сменяется беспокойным октябрем, в отделе тихо и пустынно - все прячутся по залам, все усердно тренируются, только к ужину выползая в столовую.
- Мы всё время вместе, - удивленно отвечает Лухань.
- В моей голове не хватает твоего голоса.
Палочки Луханя со стуком падают на пол, а Чонин встает из-за стола и с хлопком исчезает.
(в голове Луханя всплывает Чимин с его "мне нравится, когда ты разговариваешь с моими мыслями". Лухань боится повторений).

Немезисы нападают в конце Ноября - раздражение уже льется по венам, и каждый день длится бесконечно в ожидании атаки. Пока верхушка иерархии немезисов считает, что нападение было внезапным, Цзытао зовет его долгожданным. Особо драчливые напоминают застоявшихся в стойле скакунов - они меряют комнату шагами в ожидании приказа, разминают мышцы и прячут довольные взгляды. Чанёль похож на ребенка, дорвавшегося до парка развлечений, - он создаёт огненные сферы и жонглирует ими, не в силах сдержать широкую улыбку.
Чонин же держит за руку Луханя - просто так, как ему кажется, чтобы поддержать напарника и самому набраться у него уверенности.
вот только ее в Лухане нет ни капли.
- Будь осторожен, Чонин, - просит он, когда начальство дает добро на вылет и операцию зачистки. - Пожалуйста.
(Ради меня, добавляет он мысленно и выдыхает отчасти облегченно, отчасти разочарованно. Чонин научился ставить ментальные блоки даже если хорошо.
Наверное, Луханю стоит признать, что он учил его не ради защиты от немезисов.
Лухань очень не хотел, чтобы у них с Чонином была особая связь.
В прошлый раз это кончилось плохо).

/- Лухань, какие у тебя были отношения с Чимином? - спрашивает Чонин в третью встречу.
- Какая тебе разница?
- Да просто интересно, - Чонин пожимает плечами, а Лухань влезает ему в голову - не любит он недомолвок.
- Сочувствую, - говорит Лухань, узнав, что напарника Чонина нет в живых.
- Забей, - Чонин отмахивается. - Мы не были друзьями.
- А мы с Чимином были, - спустя некоторое время говорит Лухань.
- Мне кажется, что это было больше, чем дружба, - замечает Чонин.
- Ты прав. Это было родство душ./

Чонин скачет в пространстве, как ненормальный, нанося хаотичные удары по немезисам, а Лухань жалеет, что не может скорректировать его прыжки. но Чонин не слышит ни криков, ни мысленных окликов - он подставляется под удар, уворачиваясь в последний момент.
Чонин не умеет работать в команде, даже проведя около сорока тренировочных боев бок о бок с Луханем.
Когда Исин ловит подстреленного Чонина, Лухань летит к лазарету на обломках боевой машины немезиса.
- Ты идиот, - первое, что говорит он, увидев радостного, пусть и потрепанного Чонина.
- От идиота слышу.
- Почему ты не позволяешь мне влезть в твою голову? - Лухань забывает на мгновение, что сам этому научил.
- Потому что ты не доверяешь, - отвечает Чонин. - Ты первый перестал доверять мне.
- Что за хрень.
- Тогда почему ты боишься читать мои мысли?
Луханю нечего ответить. А что он может сказать? "Я не знаю"? "Я боюсь"?
- Лухань, почему бы тебе просто не сказать, что ты все время думаешь о Чимине?
Луханю кажется, что в их паре мысли читает явно не он.

Немезисы отступают с большими потерями, а Лухань читает мысли Ифаня, парящего где-то в облаках - среди своих нет трупов, только раненые. Чонин появляется Перед ним и заключает в крепкие объятия - Лухань к такому не готов, ни морально, ни физически.
- Это первый бой без убитых! - радости Чонина нет предела, он широко улыбается, а на периферии сознания мелькает желание поцеловать.
Губы у Чонина сухие, их неприятно целовать, а еще у него горячее дыхание, и ногти царапают шею Луханя.
"Ну наконец-то", слышит Лухань мысли проходящего мимо Сехуна.
"Добро пожаловать в мои мысли" - внутренний смех Чонина похож на кристальный звон, совсем не похожий на настоящий.

Вопрос: Нравится?
1. Нравится 
15  (100%)
Всего: 15

@темы: fanfiction, Kai/Luhan, AU-фест KaiLu

Комментарии
2014-06-22 в 23:19 

Brioni
Такие мимимишные кайлу (и жопа О Сехун :lol: ). Да и все остальные, пусть и мельком упомянутые персонажи, такие характерные. Класс, мне очень понравилось, спасибо :heart:

2014-06-23 в 13:21 

blow it like flute
нежные душевные движения грустного и смешного последнего дракона
Brioni, спасибо +,+
/осехун волшебная жопа хд/

   

KaiLu

главная